Режим работы: Пн-Пт: с 10:00 до 19:00, Сб-Вс: выходной

Восхождение на Эльбрус. Часть 1: дорога и акклиматизация.

Голова болит уже больше часа, стук в висках передается в затылок и боль усиливается. В глазах плывет снег, стараюсь медленно поворачивать шею, чтобы посмотреть на карабин с веревкой и не рухнуть из-за головокружения. Сергей помогает перестегнуть страховку на следующие перила. После пятиминутной остановки на высоте 5450 удалось подняться на левое колено и теперь главная задача встать и удержать равновесие, чтобы не упасть на снег. Медленно и аккуратно передвигаю ногами - боюсь зацепиться кошками, осторожный шаг правой - вдох, выдох, шаг левой - вдох, выдох. Назад не поворачиваюсь из-за головокружения, и только прислушиваюсь к шагам ребят, которые плотно идут сзади. Сил не осталось, тело выполняет серию движений, чтобы держать равновесие и медленно идти. Ребята молчат из-за усталости - разговаривать перестали сразу после седловины на высоте 5350 метров. Глаза смотрят на снежную тропу перед собой не дальше чем на 2 метра. Тело ноет, с каждым вздохом ощущаю, что в воздухе не осталось кислорода, надышаться невозможно. В голове мелькают короткие обрывки мыслей: «я выдержу, я смогу»! Впереди высочайшая точка Европы - Эльбрус.

А давайте в следующем год поднимемся на Эльбрус? Эта фраза прозвучала 13 месяцев назад, сейчас она уже минут пять не покидает меня. Звон от переутомления и эта мысль. Прокручиваю ее снова и снова, это напоминает мне момент, когда какая-нибудь музыка засядет в голове и играет без остановки. Зачем вспомнилась мне эта фраза, и чего сейчас об этом думать? Нужно думать о восхождении, грамотно тратить силы, а ведь еще спуск. Да какой там спуск, подняться бы. А может мысли тоже расходуют энергию? Блин, что за чушь, о чем я вообще? Ветра нет, сзади доносится хруст снега и льда, прислушиваюсь к шагам ребят, которые идут за мной и переживаю что держу медленный темп. Гид Сергей уверенно идет по кромке тропы и подбадривает: «Хорошо идешь, правильно идешь, главное не спеши». Да куда уж спешить, это все на что способен мой организм. И где вся эта трехмесячная подготовка, где эти 400 км пробежек перед восхождением? Как нужно готовиться, если я так себя хреново чувствую?

Подготовка началась в марте, как только в Краснодаре стало возможным бегать по улице в легкой одежде. За четыре месяца до восхождения на Эльбрус я набрал почти 400 км пробежек и был уверен в себе на 100%. Физическое состояние меня мало волновало, больше беспокоила техническая часть восхождения.

Нужно было купить кошки, ледоруб, и попробовать их в деле. Для этого в конце июня мы организовали поход на гору Фишт, где в такое время года обычно лежит снег. Эта был мой третий подъем на Фишт за последние три года, в кошках и с ледорубом я шел впервые. На вершине случилось небольшое падение, где мы с Алексеем пролетели по спуску около 10-20 метров, но все закончилось благополучно - разрывом моих новых непромокаемых брюк. На горе я понял суть ходьбы в кошках: широко расставлять ноги, чтобы не зацепиться кошками за штанину или между собой, что может привести к падению.

На часах 4.30 утра, за окном тихо и темно. Скоро начнет светать, а пока я проверяю рюкзак, документы, вещи, запас еды на неделю и дорожные принадлежности. Сегодня 10 августа 2018 года и впереди серьезная неделя, поездка в Кабардино-Балкарию и восхождение на высочайшую точку Европы, на одну из семи вершин мира - Эльбрус. 7 утра, встреча с друзьями в назначенном месте, погрузка, заваренный в термосе китайский чай, и вот уже две машины мчат по трассе в другую республику.

Разместились вечером в гостинице, на высоте 2000 метров над уровнем моря на поляне Азау, хорошенько поужинали, выпили красного чая, хорошенько отметили приезд и это была одна из тех ночей, когда я спокойно спал всю ночь и не чувствовал никакого дискомфорта, дальше начиналось самое интересное.

На следующее утро мы начали подготовку к восхождению и поехали на гору Чегет. Вершина горы расположена на высоте 3461 м над уровнем моря и является одним из акклиматизационных маршрутов перед подъемом на Эльбрус. Задача была доехать на кресельной канатной дороге до отметки 2800 и дальше пешком не спеша дойти до вершины. Здесь важна не физическая нагрузка, хотя и она пригодится, важно было подышать на высоте, начать привыкать к этому воздуху, в котором непривычное для человеческого организма количество кислорода. Это несложный маршрут, но легкие уже начинают работать по другому. Дыхание происходит чаще и тело устает быстрее. За несколько часов мы поднялись и спустились, и это не отняло у нас много сил, ребята были бодры, довольны и полны решимости. Вторую ночь мы спали, но я уже начал ощущать небольшой дискомфорт и это была последняя ночь до самого восхождения, когда я нормально спал.

На третий день вместе со снаряжением и продуктами мы поднялись в кабинах по канатной дороге к станции «Гара-Баши», которая расположена на высоте 3850 метров над уровнем моря. Подъем до конечной точки потребовал две пересадки. От станции нам пришлось спускаться пешком до 3750 метров к штурмовому лагерю «Ветер». Лагерь представляет собой пять жилых домиков, кухню и два туалета. Дом вмещал в себя 4 двухъярусных кровати и был предназначен для проживания 8 человек. Вода в лагере ледниковая, туалет деревянный на улице, возле которого можно поймать сеть 3G, пожалуй это единственная точка в лагере, где есть интернет. Домики оборудованы электричеством, а на случай сильных холодов установлены тепловые пушки. На кухне газовые плиты, которые работают от балонного газа, комплект посуды и кухонные принадлежности для приготовления пищи. Здесь пять столов, за которыми может одновременно пообедать до тридцати человек.

В первую ночь в штурмовом лагере пульс доходил до ста десяти ударов в минуту в состоянии лежа, и это при обычных моих семидесяти. Сон прерывистый и кратковременный, просыпался раз десять за ночь. Утром мне казалось, что я вообще не спал, состояние подавленное, вчерашний боевой настрой улетучился. Состояние настолько сложное физически, что даже переодеться в другие вещи у меня отнимало силы. Прогулка в туалет, который находился в 20 метрах от домика с небольшим подъемом в гору превратилась в неплохое физическое упражнение с отдышкой. Я начал понимать что такое горная болезнь, но это было только начало.

Мы собрались на кухне позавтракать, ребята старались держаться бодро, но мне показалось, что в этот момент все парни немного изменились, и как-то стали серьезнее говорить о восхождении. Нужно было что-то съесть, но аппетита у меня не было. Спас, как обычно, китайский чай, хороший запас которого я привез с собой. Несколько кружек шу пуэра пробудили аппетит и я смог затолкнуть в себя необходимый набор калорий. Сегодня был третий день поездки, в который нам предстояло совершить акклиматизационный выход на высоту 4200 метров. С сточки старта 3750 метров до 3850 каменистая дорога, дальше начинался снег. Кошки надевать не было смысла, так как подъем простой с небольшим уклоном и без льда. До 4200 мы подниматься не стали, но до высоты 4100 метров зашли легко, все решили, что все не так плохо, как показалось утром.

Спуск также не принес особого труда. Остальные полдня в лагере мы были свободны, отдыхали, ели и пили чай. К вечеру мне показалось, что я немного отошел и организм стал привыкать, но потом наступила ночь и бессонница повторилась снова. Следующее утро было еще печальнее, чем предыдущее. Опять несколько кружек китайского чая разрулили ситуацию и тут уже пришлось миксовать: пили пуэр, те гуань инь и красный чай.

В четвертый день поездки нам предстояло совершить более сложный акклиматизационный выход на высоту 4700 метров на «скалы Пастухова». Для этого подъема мы брали с собой кошки, чтобы привыкнуть к ходьбе в них перед восхождением на вершину. Скалы Пастухова дались тяжело, дышать было сложно, дышать приходилось часто. Поначалу мы привыкали к темпу, который нам задавал инструктор Сергей, и это было непривычно. Основной смысл правильного темпа заключался в том, чтобы идти с небольшой скоростью, и очень продолжительно без частых остановок. Быстрый темп приводил к быстрой усталости, но на такой высоте человеку сложнее дышать, а значит и сложнее восстанавливаться. В какой-то момент я ловил себя на мысли, что перерывы вообще не помогают и отдохнуть не удается. Приходилось слушать гида и идти равномерным неторопливым темпом. К высоте 4500 я начал выдыхаться, силы закончились, голова кружилась, а виски пульсировали так сильно, что голова могла взорваться. Начиналась головная боль и спазмы тошноты, я переживал жуткое состояние. Я смотрел на ребят, которые поднимались впереди меня и вспоминал свои пробежки, свою активную подготовку и боевой настрой. Все закончилось здесь в эту минуту. Мне казалось, что все что я делал на протяжении трех месяцев было бессмысленным, так как тут просто невозможно дышать, тут вообще невозможно что-либо делать, здесь невозможно само существование, не говоря уже про какие-либо физические упражнения. Морально я был подавлен и стал сомневаться в своем успехе восхождения на вершину. На высоте 4500 метров над уровнем моря я попросил ребят идти к скалам Пастухова без меня, сил не осталось совсем. Они пошли дальше по склону, а я просто рухнул на снег и лежал в каком-то странном полусонном состоянии, перед глазами все плыло, я пил воду, дышал, открывал и закрывал глаза. Спустя 40 минут парни с гидом вернулись, оказалось, что они тоже выдохлись и поднялись всего на 50 метров выше. Все члены группы выглядели очень усталыми и мысли о невозможности восхождения не покидали в этот день до самого сна.